Книга «Ночь»

nightКнига “Ночь”, автором которой является Ель Визель — самая продаваемая и самая известная книга воспоминаний о Холокосте. Это не христианская книга, из которой я почерпнул для себя много нового и интересного. Почему я выбрал именно эту книгу? Я считаю, что одним из самых ужасных событий в истории человечества был Холокост. Во время Холокоста была проявлена греховная сущность человечества, проявилось насколько люди могут быть жестоки по отношению друг ко другу. Но меня также удивляют люди, которые прошли через этот ужас и остались живы. Как это им удалось? И где они находили силу?

Другая причина почему меня заинтересовала эта книга заключается в том, что в этой книге упоминается о людях, которые потеряли веру в Бога, испытав на себе всю жестокость лагерей. Мне было интересно узнать, почему эти люди теряли веру и как это происходило в их жизни. В общем книга мне понравилась, хотя она очень тяжёлая и не для всех.

Какой урок я взял для себя? Когда человек проходит через очень тяжёлые обстоятельства в своей жизни, он может ожесточиться и отвернуться от Бога или он может повернуться к Богу, довериться Ему и проходить трудности, надеясь на Него.

Описание книги

«Ночь» — самая продаваемая и самая известная книга воспоминаний о Холокосте. Только в США, где живет писатель, к концу минувшего года было продано свыше шести миллионов ее экземпляров. Это история депортации 15-летнего Эли Визеля и его семьи осенью 1944 года из румынского городка Сигата в Освенцим. Это история о жизни и смерти в лагере.

Отрывок из книги который мне запомнился

“Мой лоб покрылся холодным потом, но я сказал ему, что не верю, будто в наше время сжигают людей, — человечество ни за что бы этого не допустило…

— Человечество? Человечество нами не интересуется. Сегодня всё позволено. Всё возможно, даже печи крематориев…

— Его голос прервался.

— Папа, — сказал я, — если это так, я не хочу больше ждать. Я брошусь на колючую проволоку под током. Это лучше, чем медленная смерть в огне. Он не ответил. Он плакал. Его тело сотрясала дрожь. Плакали все вокруг. Кто-то начал читать Каддиш — молитву по умершим. Я не знаю, случалось ли прежде в истории еврейского народа, чтобы живые читали заупокойные молитвы по самим себе.

— Йитгаддал вейиткаддаш шмей рабба… — Да возвеличится и освятится Его Имя… — шептал отец. Впервые я почувствовал, что во мне закипает протест. Почему я должен освящать и возвеличивать Его Имя? Вечный, Царь Вселенной, Всемогущий и Страшный молчит, за что же мне Его благодарить? Мы продолжали идти. Постепенно мы приблизились ко рву, откуда исходил адский жар. Оставалось еще двадцать шагов. Если я решил покончить с собой, то было самое время. Нашей колонне оставалось сделать еще каких-нибудь пятнадцать шагов. Я кусал губы, чтобы отец не услышал, как у меня стучат зубы. Еще десять шагов. Восемь. Семь. Мы шли медленно, словно следуя за катафалком на собственных похоронах. Еще четыре шага. Три. Теперь он был совсем рядом, этот ров, полыхающий огнем. Я собрал остатки сил, чтобы вырваться из колонны и броситься на колючую проволоку. В глубине души я прощался с отцом, со всем миром, и сами собой сложились слова, и губы прошептали: «Йитгаддал вейиткаддаш шмей рабба… Да освятится и возвеличится Его Имя…”.

Источник:

http://royallib.com/book/vizel_eli/noch.html